Загадка хрустального черепа

Хрустальный череп

Хрустальные черепа, изготовленные с большим искусством — уникальный феномен культурной «загадки майя». Жрецы майя еще в глубокой древности использовали их для своих мистерий как символ власти над потусторонними силами. В представлении индейцев эти черепа были материализованным воплощением зла, которое жрецы с помощью магии удерживали в повиновении. В музеях мира собрано много скульптурных черепов всевозможных форм и цветов, размером от совсем маленьких до натуральной величины. Среди них есть поистине легендарный череп, который считается одним из самых загадочных предметов древности. Он известен как череп Митчелл-Хеджеса, названный именем английского путешественника и искателя приключений Фредерика Митчелл-Хеджеса, который нашел его. Этот череп вызвал множество догадок относительно его происхождения, возраста, способа изготовления и поразительного воздействия на психику человека.

Фредерик Митчелл-Хеджес
Фредерик Альберт Митчелл-Хеджес

История находки этого хрустального черепа, окруженного ореолом тайны, не менее увлекательна. Фредерик Митчелл-Хеджес, будучи любителем острых ощущений и приключений, путешествовал по всему свету. Его экспедиции поддерживали как частные инвесторы, так и музеи, которым он дарил найденные экспонаты. Хеджес был одержим найти исчезнувшую Атлантиду, которая по его предположению, некогда находилась у побережья Гондураса. Он считал, что когда Атлантида погрузилась под воду, небольшая часть людей выжила и из них возникла великая цивилизация майя. Поиски исчезнувшей Атлантиды привели Хеджеса в 1924 году в Центральную Америку, в джунгли полуострова Юкатан, который в то время был Британским Гондурасом, а ныне — Белиз.

Карта

Экспедиция начала работы по расчистке древнего города майя во влажных тропических джунглях. Для облегчения раскопок выжгли 33 гектара леса, скрывавшего едва угадывающиеся старинные постройки: развалины каменной пирамиды и городских стен, огромный амфитеатр на тысячи зрителей. С легкой руки Хеджеса за древним поселением закрепилось название Лубаантун, что в переводе с языка майя означает — «Город упавших камней». Лубаантун был почти не исследован и потенциально считался кладезем древних артефактов майя.

Lubaantun
Руины Лубаантуна

Спустя три года, в очередную свою экспедицию Хеджес взял приемную дочь Анну. В апреле 1927 года в день своего семнадцатилетия Анна под обломками древнего алтаря обнаружила искусно сделанный череп в натуральную величину, который был вырезан из цельного куска почти идеального кварца и прекрасно отполирован. Его вес составлял 5,13 кг. У него не хватало нижней челюсти, которую нашли через три месяца в восьми метрах от места находки черепа. Оказалось, что эта хрустальная деталь подвешивается на идеально гладких шарнирах и подогнана так хорошо, что приходит в движение при малейшем прикосновении и может двигаться так, словно череп разговаривает.

Руины Лубаантуна

Артефакты майя, изготовленные из хрусталя были чрезвычайно редкими, а хрустальный череп был уникален. Но Митчелл-Хеджес не сказал о нем на публике ни слова, что было не характерно для такого падкого до славы человека.

Рассказывают, будто бы с теми, кто входил в контакт с хрустальным черепом, начинали происходить странные вещи. Впервые это случилось с Анной. Как-то вечером она положила эту удивительную находку рядом с постелью, и всю ночь ей снились странные сны о жизни индейцев тысячелетия назад. Когда же череп на ночь убирали подальше, то сны прекращались.

Никаких публичных заявлений об этой уникальной находке Митчелл-Хеджес не делал и тогда, когда в 1926 году он уехал из Лубаантуна. Позже череп тайно хранился в Англии, куда Хеджес и Анна вернулись жить. Одной из часто называемых причин скрытности была необходимость прятать череп от спонсоров, которые финансировали его раскопки.

Рассказала о черепе миру и сделала из него всемирную сенсацию Анна, когда ей было уже за пятьдесят. После смерти своего приемного отца Анна подумывала о том, чтобы продать череп. Но эксперты сомневались в его подлинности, так как находка не была задокументирована, и некоторым ее история казалась подозрительной. Чтобы удостоверить подлинность черепа, Анна решилась передать его для исследования специалистам.

Изучением артефакта занялся искусствовед Фрэнк Дордланд. При тщательном осмотре он обнаружил внутри черепа целую систему линз, призм и каналов, создающих необычные оптические эффекты. При направлении светового луча в полость черепа глазные впадины начинают ярко сверкать. Если направить луч света в центр носовой полости, череп начинает светиться полностью, и вокруг него возникает яркий ореол. Возможно, череп использовали жрецы майя во время ритуальных церемоний, когда призматические «глаза» фокусировали солнечные лучи, вызывая появление из раскрытых челюстей сакрального языка пламени.

Фредерик Митчелл-Хеджес

Исследователя поразило и то, что на идеально отполированном хрустале даже под микроскопом не было видно следов обработки. «Полировка черепа Митчелл-Хеджеса настолько хороша, что на него трудно смотреть в оптический микроскоп. Свет отражается вам в глаза, потому что при такой тонкой полировке это все равно, что смотреть в зеркало».

Он не мог понять, как удалось древним майя добиться такой гладкости поверхности кристалла: «Если исключить участие сверхъестественных сил, ремесленникам майя пришлось бы полировать свой хрустальный череп вручную. Сотни лет, какие бы изменения ни происходили за это время в общественных условиях и религии, ремесленники продолжали бы свой немыслимый труд. Мы с трудом можем вообразить, чтобы работа над одной вещью передавалась из поколения в поколение в течение многих веков».

В 1970 году Дордланд организовал проверку в калифорнийской кристаллофизической лаборатории компании Хьюлетт-Паккард (Hewlett-Packard), специализировавшуюся в то время на выпуске кварцевых генераторов. Исследования показали, что обе части черепа были сделаны из одного монолитного куска кварца и выточены без учета молекулярной симметрии кристалла и чрезвычайной хрупкости материала. А это невозможно сделать, не раскрошив кристалл, даже при помощи лазера. Вот, что по этому поводу говорил один из лучших экспертов фирмы, инженер Л.Барре:

Мы изучали череп по трем оптическим осям и обнаружили, что он состоит из трех-четырех сростков. Анализируя сростки, мы обнаружили, что череп вырезан из одного куска хрусталя вместе с нижней челюстью. По шкале Мооса горный хрусталь имеет высокую твердость, равную семи (уступая лишь топазу, корунду и алмазу), и его ничем, кроме алмаза, резать невозможно. Но древние как-то сумели обработать его. И не только сам череп — они вырезали из этого же куска нижнюю челюсть и шарниры, на которых она подвешена. При такой твердости материала это более чем загадочно, и вот почему: в кристаллах, если они состоят более чем из одного сростка, имеются внутренние напряжения. Когда вы нажимаете на кристалл головкой резца, то из-за напряжения он может расколоться на куски. Но кто-то изготовил этот череп из одного куска хрусталя настолько осторожно, как будто вообще не притрагивался к нему в процессе резки.

При исследовании поверхности черепа мы обнаружили свидетельства воздействия трех различных абразивов. Окончательная отделка его выполнена полировкой. Мы также обнаружили некий вид призмы, вырезанной в задней части черепа, у его основания, так что любой луч света, входящий в глазницы, отражается в них. Загляните в его глазницы, и вы сможете увидеть в них всю комнату.

Профессионалы из «Хьюлетт-Паккард» так и остались в недоумении: «Эта проклятая штуковина просто не должна существовать. Те, кто ее сотворил, не имеют ни малейшего представления о кристаллографии и волоконной оптике. Они совершенно игнорировали оси симметрии, и эта штука неминуемо должна была развалиться при первичной обработке. Почему этого не случилось, представить невозможно». По их мнению, чтобы достичь такого совершенства, череп должны были шлифовать песком и водой в течение 300 лет.

Крайне сложно было определить возраст черепа, так как хрусталь не содержит углерода, по которому обычно датируют древние предметы. Ученые искали подсказки на поверхности черепа, например, следы инструментов, которыми его вырезали. Но не нашли ни одной микроскопической царапины от инструментов и пришли к выводу, что ни одна из известных современных технологий не способна создать точную копию человеческого черепа из цельного куска кварца. Они даже отказались от полумиллиона долларов, которые предлагались тому, кто сделает копию хрустального черепа.

Загадкой оказалось и место изготовления черепа: ни в Мексике, ни во всей Центральной Америке нет ни одного месторождения горного хрусталя. Единственным его источником могли быть только кварцевые жилы в Калифорнии, однако горный хрусталь столь высокого качества в этих местах вообще не встречается. Хрустальный череп упорно хранит тайну своего изготовления.

Испытания в Хьюлетт-Паккард открыли еще одну особенность черепа — он обладал пьезоэлектрическими свойствами: если взять кварцевый кристалл и надавить на него, сжать его очень сильно, то в кристалле индуцируется электрический заряд. Фрэнк Дордланд считал, что этот кристалл за счет пьезоэлектрических свойств мог хранить сознание.

Анна Митчелл-Хеджес объявила об испытаниях Хьюлет-Паккард как о триумфальном подтверждении ее рассказа о черепе. Она оставила его себе и начала делать поразительные заявления о его способностях, одна из них — способность предсказывать глобальные катастрофы. Анна ездила в турне с хрустальным черепом, а в 1980 году снималась в эпизоде телесериала «Таинственный мир Артура Кларка». Анна Хеджес умерла в апреле 2007 года в возрасте 100 лет и до самой смерти настаивала, что ее история о находке хрустального черепа была правдой.

Хрустальный череп

Но есть еще одна версия появления хрустального черепа. Хотя Анна утверждала, что сама нашла череп, по сведениям Британского музея, Ф. Митчелл-Хеджес купил его за 400 фунтов на аукционе Сотбис в Лондоне в 1943 году у торговца изделиями искусства Сиднея Барни.

Именно с этим может быть связан тот факт, что Митчелл-Хеджес не упоминает о черепе в своих газетных публикациях об Атлантиде, написанных им в 30-е годы XX века. В пользу этой версии свидетельствует и отсутствие фотографий необычного артефакта среди снимков, сделанных во время экспедиции в Лубаантун. Еще одно доказательство того, что Хеджес не находил артефакт в Белизе, обнаружено в июльском номере журнала «Мэн» (1936) — печатного издания Королевского антропологического института Великобритании и Ирландии. В нем содержалась статья об исследовании двух хрустальных черепов. Об одном из них говорилось как об экспонате Британского музея, второй назывался черепом Барни. Последний был не чем иным, как черепом Митчелл-Хеджеса и, очевидно, принадлежал Сиднею Барни. Нигде в статье не говорилось о Митчелл-Хеджесе и не упоминалось о том, что череп был обнаружен в руинах города майя Лубаантун.

В своей книге «Тайны сверхъестественного» Джо Никел ссылается на письмо Барни, написанное в 1933 г. в Американский музей естественной истории. В нем говорится: «Череп из горного хрусталя несколько лет был собственностью коллекционера, у которого я купил его, тот в свою очередь получил его от англичанина, в чьей коллекции он также находился несколько лет. Дальше заглянуть мне не удалось».

Упомянутые данные ставят под сомнение историю Хеджеса, но не аутентичность самого черепа, по каким бы причинам Хеджес ни придумал эту необычную историю. Впрочем, ему было не привыкать. Он имел репутацию сочинителя небылиц (среди них истории о том, как он делил одну комнату с Львом Троцким и дрался с Панчо Виллой).

Хрустальный череп

Многие сверхъестественные свойства и зловещие легенды, связанные с хрустальным черепом, берут начало в автобиографической книге Митчелл-Хеджеса «Моя подруга опасность». Именно в ней артефакт впервые был назван Черепом Судьбы. Хеджес пишет, что череп использовался верховными жрецами майя в магических обрядах, связанных с проклятиями, насылающими мучительную смерть на предполагаемых жертв. Сила черепа была настолько велика, что он сам по себе мог стать причиной мгновенной смерти. Митчелл-Хеджес также сообщает, что возраст черепа, создание которого длилось целых 150 лет, составляет как минимум 3 600 лет. Хотя он не привел никаких данных, которые могли бы подтвердить его слова, заявления Митчелл-Хеджеса стали частью легенд о Черепе Судьбы. Поговаривали, что его высекали сотни лет, чтобы добиться идеальной формы: мастера шлифовали и полировали его каждый день в течение всей своей жизни.

Сегодня череп хранится у Била Хоманна, который долгое время был спутником Анны Митчелл-Хеджес в ее преклонном возрасте.

Использованы материалы j-times.ru

Другие статьи по теме:

Views All Time
Views All Time
4333
Views Today
Views Today
19
4
Если статья понравилась - поделитесь ссылкой на неё в социальных сетях:

Добавить комментарий

Войти с помощью: