Проклятие обезглавленной монахини

Проклятие обезглавленной монахини

В 1910 году майор французской армии Жак Форе нашел клад бесценный не только в денежном эквиваленте, но также в историческом и художественном. Речь идет о сокровищах отца-основателя Квебека Самюэля Шамплена, которые он в 1627 году спрятал в песках на побережье, поблизости от Мельничной бухты. Годом позже, приостановив свои полномочия губернатора Новой Франции, Шамплен отбыл на родину, в Марсель. В 1633 году он вернулся, чтобы продолжить правление и забрать добро, добытое опасными трудами. Как ни пытался он поднять окованные железом сундуки, ничего так и не получилось. Позже он досадовал:

Я видел их блестящие крышки, но на беду, воды прибывало так много, что ее невозможно было вычерпать, а зыбкий песок не позволял, укрепившись, устоять на краю ямы. При смещениях песок к тому же пел и светился, наводя зловещие видения. Работать моим суеверным солдатам стало невозможно, и они трусливо сбежали. Остается мне, замолив грехи, утроить усердие, чтобы поднять то, что позволит жить, не нуждаясь, в соответствии с моими заслугами.

О каких заслугах говорил Самюэль Шамплен, скончавшийся в 1635 году и так и не поднявший клад? Наконец, что из себя представлял этот клад? Ответы содержатся в «Хрониках становления Канады», изданных в середине XIX века:

Не дождавшись обещанных французским королем средств на содержание гарнизона, для развития ремесел и пропитания колонистов Квебека, Шамплен занялся пиратским промыслом, нападал на испанцев и англичан. Когда часть комнат его дома была завалена золотом, жемчугами, чистейшими бриллиантами, творениями ювелиров, он набеги прекратил.

По тем временам, вероятно, в морских разбоях не было ничего предосудительного. То, что грабил и убивал сам губернатор, не осуждалось. В глазах колонистов, их опекун Шамплен был мужем отважным, (справедливым, пекущимся о том, чтобы, беря из награбленного, платить нуждающимся. Более того, когда губернатор, временно оставив пост, отбыл во Францию, никто не посягнул на сокровища. Сокровища к тому же сами себя защищали, оберегали сверхъестественным образом, впервые проявившимся при закапывании клада.

Самюэль Шамплен
Самюэль Шамплен

Дело в том, что когда солдаты опускали драгоценные сундуки в мокрые песчаные траншеи, поблизости появилась молодая женщина. Адъютант губернатора Анри Шеврие, «дабы наказать любопытство», саблей снес незнакомке голову. Узнав в убитой настоятельницу квебекского монастыря Сюзанну Орли, Шамплен велел закопать офицера вместе с сундуками. Настоятельницу похоронили неподалеку от скал Мельничной бухты. О происшествии решили помалкивать. На песках же начала твориться бесовщина, да такая, что колонисты толпами наведывались туда, как в театр. Созерцали огненный парусник или огненную женщину. Дерзнувшие приблизиться к привидению либо вскоре теряли рассудок, либо погибали в пожарах.

Удачливый кладоискатель Жак Форе рассказывал:

Получив правительственный патент и установив на понтоны землеройный снаряд, мы принялись выбирать песок, работали даже ночью. Первым пострадал мой компаньон, инженер Малькольм Пруст, захлестнутый оборвавшимся канатом. Второе несчастье случилось с моим племянником, лейтенантом Мишелем Шассеном, который, руководя работами в мое отсутствие, часто наблюдал сильнейшее свечение песка, из которого вырастали миражи. Стоя на вахте в паре с машинистом землеройки, я тоже слышал посвист песков, тоже видел, как из-под черпаков выбивается мертвенно-холодное пламя.

Когда я увидел колышущуюся светящуюся фигуру, то с отчаянием заметил, как один из черпаков отрывается и сбивает с ног лейтенанта Шассена. Тот скончался мгновенно. Из тройки, затеявшей предприятие, невредимым остался только я. И довел задуманное до конца, внушая работникам, что надо быть очень осторожными. Пески при соприкосновении с инструментами землеройки, светятся. Это совершенно не согласуется с принципами физических наук.

Однако и по прошествии десятилетий объяснения причин череды смертей на месте раскопок не было. Из пятнадцати человек, работавших на землеройном снаряде, восемь ушли в мир иной. Все эти смерти пришлись на темное время суток, сопровождались «пением» и свечением песков. Грузовик, доставлявший рабочих к землеройке, почему-то съехал с идеальной дороги и свалился с обрыва в воду бухты. Четверо молодых мужчин утонули. Давая показания в полиции, Жак Форе упрямо стоял на том, что все трагические происшествия — это следствие пресловутых человеческого и техногенного факторов.

Позже мнение его изменилось и свелось к тому, что пляжи Мельничной бухты «непригодны для пребывания, отдыха и работы, так как аномальны и пагубно влияют на психику».

21 августа 1910 года «омытый кровью губернаторский клад» перешел в собственность канадского правительства. Майор Форе и оставшиеся в живых его помощники, получив вознаграждение, разъехались. Кое-что из сокровищ можно увидеть в экспозиции Квебекского музея искусств. Остальные ценности хранятся в казначействе.

У Мельничной бухты продолжались световые феерии. Исправно появлялся призрак обезглавленной монахини, которому уже нечего было охранять. В 1922 году газета «Парижский курьер» опубликовала подробный отчет о приключениях Жака Форе в квебекских дюнах, выразив сожаление, что этот «патриот, предприниматель, смельчак, внезапно разбогатевший в, казалось бы, сомнительных начинаниях, скончался от сердечного приступа в клинике для душевнобольных».

Александр Дмитриев
Источник: ufostation.net

Другие статьи по теме:

Количество просмотров статьи: 2807
Рейтинг: 2
Если статья понравилась - поделитесь ссылкой на неё в социальных сетях:

Добавить комментарий

Войти с помощью: