Мрачные секреты Монгольской империи

Монгольская империя

В XIII веке монголы вышли из своих родных земель и создали одну из величайших империй, когда-либо существовавших на Земле. Когда-то давно у них была репутация простых пастухов и бесхитростных воинов, но вскоре правящая семья Монгольской империи стала богатейшей и самой властной династией на планете. Перебравшись из шатров в дворцовый город Каракорум (Karakorum) монгольский двор скрывал немало темных секретов.

Убийство

Убийство

Чингисхан совершил свое первое убийство, когда ему было всего 14 лет. Согласно свидетельствам из летописи близких современников под названием «Тайная история монголов», молодого Темучина (Temujin, имя великого правителя) часто бил его старший сводный брат Бектер (Begter). После того, как Бектер однажды украл у семьи еду, Темучин и его младший брат Касар (Qasar) подкрались в зарослях высокой травы к своенравному родственнику и изрешетили его стрелами.

Неудивительно, что Чингисхан с тех пор считал убийство верным способом решения всех проблем, и немало его врагов умирало внезапными и подозрительными смертями. Одним из примеров такой смерти была гибель известного монгольского борца по имени Бури (Buri), который имел неосторожность во время схватки оскорбить Бельгутея (Belgutei), младшего брата Чингиза, что случилось до того, как великий хан получил свою власть.

Борьба

«Тайная история» ссылается на то, что после воцарения Темучина и возведения его в ранг хана, он пригласил Бури для реванша. Испуганный властью нового хана, Бури решил отделаться малой кровью, почти не сопротивлялся и позволил Бегутею повалить и заколоть себя. Но по сигналу Чингисхана Бегутей уперся коленом в спину врага и сломал ему позвоночник. Парализованного бойца оттащили за пределы ринга на улицу и оставили погибать в пыли. Предположительно, это произошло из-за того, что Темучин понял затею Бури и наказал его именно таким образом из-за ненависти к трусости.

Казни

Монголы казнят пленных
Монголы казнят пленных. Средневековая персидская миниатюра / history.wikireading.ru

Хотя Чингисхан запрещал пытать заключенных, монгольские казни часто отличались особой жестокостью. Когда хан Гуюк (Guyuk Khan) заподозрил, что властная придворная дама Фатима отравила его брата, он пытал ее, пока та не призналась в содеянном. По воспоминаниям современников, «ее верхние и нижние отверстия была зашиты, ее завернули в полотно от шатра и выбросили в реку».

Среди монголов было введено табу на пролитие королевской крови, поэтому другой популярный метод казни был давкой. Родственник султана Аббасида Калиф аль-Мусты (Abbasid Caliph al-Musta) был завернут в ковер и затоптан до смерти стадом вздыбившихся лошадей. После битвы при реке Калка плененные русские князья были убиты под древесными половицами. Их попросту размозжило под тяжестью празднующих свою победу монголов, устроивших пир прямо сверху половиц.

Казни

Чингиз приказал переименовать захваченного правителя народов Тангута в Шидурку (Shidurqu, королевский) прямо перед тем, как его раздавили, чтобы дух покоренного правителя был вынужден служить монголам в загробной жизни. Ему повезло в сравнении со смертью перса из знатной семьи, которого обмазали бараньим жиром, завернули в фетровую ткань и оставили связанным погибать под палящими лучами солнца.

Интриги

Шаман

Вопреки репутации монголов как грубых и простодушных воинов, в их стане было достаточно интриг, как и при дворе любого другого народа, где всегда имели место конкуренция и заговоры. Один из самых ранних и почти самых серьезных случаев произошел во время правления Чингисхана, когда шаман Теб Тенгри (Teb Tengri) впервые нацелился на брата хана, Касара, рассказав о пророческом видении, в котором младший брат Темучина пытается лишить его власти. Хан немедленно приказал арестовать Касара и почти приговорил его к смерти.

Но родственник был спасен благодаря матери Чингисхана, Оэлун (Hoelun). Когда женщина услышала об аресте Касара, она посреди ночи отправилась в путь и ворвалась в шатер хана. Чингиз был настолько поражен, что даже не воспрепятствовал матери, когда та принялась развязывать младшего сына. Она разорвала на себе одежды и потребовала братьев ответить, узнают ли они груди, которые они сосали в младенчестве. Затем мать долго ругала Чингиза, пока тот не согласился освободить брата.

Чингисхан
Чингисхан и его сыновья

Шаман дождался смерти Оэлуни и предпринял новый шаг, украв наследство, которое должно было перейти к ее самому младшему сыну Тэмуге (Temuge). Когда тот пожаловался на пропажу, братья шамана избили его, заставили на коленях молить у Теб Тенгри помилование.

В этот раз вмешалась уже другая женщина, старшая жена Чингисхана Бортэ (Borte), предупредившая мужа, что шаман намеревается выступить против него. В этот раз Темучин прибег к своему любимому трюку и организовал состязание, в котором шаману Теб Тенгри сломали спину и парализованного противника бросили погибать на обочине.

Сексуальное рабство

Сексуальное рабство

Вопреки тому, что многие монгольские женщины получили в свое время высокий статус и немалую власть, монгольское общество не отличалось феминизмом. Иностранок, захваченных в плен во время набегов на чужие земли, насильно выдавали замуж за монгольских мужчин или принуждали их служить наложницами. Монголы также часто требовали от покоренных народов в качестве дани поставлять им молодых девственниц.

Одним из самых знаменитых примеров был случай, когда сибирская царица Ботохуи-тархун (Botohui-tarhun, большая и яростная) стала одной из немногих, кому удалось победить монгольскую армию. Победу ей принес хитрый ход, во время которого она заманила одного из генералов Чингиза в засаду. В ответ хан направил новую военную экспедицию, во время которой сибирский народ пал, их королеву насильно выдали замуж за монгольского солдата, и она канула в Лету.

Некоторые благородные женщины сумели выйти из плачевного положения пленницы наилучшим образом. Например, когда Чингисхан покорил народ меркидов, он выдал их принцессу Торджин (Toregene) за своего сына Угэдэя (Ogedei). Вскоре пленница затмила всех остальных жен принца и правила империей еще целых 5 лет после смерти супруга.

Алкоголизм

Угэдэй
Угэдэй, второй великий хан Монгольской империи / ru.wikipedia.org

Во времена, когда монголы были бедными племенами пастухов, у них почти не было доступа к алкоголю и пили они в основном ферментированное лошадиное молоко. Этот напиток был несильно алкогольным и удой не был круглогодичным. Но после успехов Чингисхана богатство потекло рекой в руки монголов, и многие из них начали вести зажиточный образ жизни. Вина и других спиртных напитков теперь было неограниченное количество. В результате ко времени смерти Чингисхана алкоголизм стал уже довольно серьезной проблемой.

Даже семья великого хана не была исключением, поскольку по меньшей мере двое из его сыновей — Толуи и Угэдэй (Tolui, Ogedei) выпивкой свели себя в могилу. Их брат Чагатай (Chagatai) был вынужден настрого приказать своим слугам подавать на стол не больше нескольких чашек увеселительных напитков в день.

Острее всего проблема стояла в случае с Угэдэем, который впал в полную зависимость от вина. Он стал алкоголиком до такой степени, что персидский историк Ата-Малек Юваюни (Ata-Malek Juvayni) утверждал, что тот часто принимал ключевые государственные решения в состоянии опьянения.

Ужин

Его министр Елу Шукаи (Yelu Chucai) несколько раз заставлял хана обещать бросить пить. Но тот никогда не сдерживал свое слово, особенно с тех пор, как его жена Торджин начала поощрять пьянство хана, чтобы ей было проще получить власть над нелюбимым мужем и вражеской империей.

Проблема не остановилась на детях Чингиза. Европейский монах Вильям из Рубрука (William of Rubruck) однажды посетил двор Мунке (Mongke), правнука великого хана, и потом рассказывал про чрезвычайно распространенную культуру питья, упоминая серебряное древо с четырьмя краниками, из которых, как из фонтана, текли потоки виноградного вина, рисового вина, медовухи и ферментированного лошадиного молока.

Похищение, которое помогло создать и погубить великую империю

Чингисхан и императрица Бортэ
Чингисхан и императрица Бортэ

Около 1178 года новоиспеченная жена хана Бортэ была похищена племенем меркидян. Ее разгневанный муж Темучин быстро собрал небольшое войско, атаковал дерзкого врага, спас свою первую жену и заработал репутацию непревзойденного воителя. Возможно, это был случай, положивший начало всем легендарным завоеваниям Чингисхана.

Однако похищение не только положило начало империи, но и сгубило ее. Когда Бортэ захватили в плен, она уже несколько месяцев была беременна, и никто не мог в точности утверждать был ли отцом ее законный муж или же насильник из числа похитителей. Чингисхан принял дитя как свое родное, но слухи про ребенка ходили не самые хорошие.

Чингисхан

Спустя много лет постаревший Темучин призвал всю свою семью, чтобы объявить наследника трона. Очевидным образом выбор должен был пасть на его самого старшего сына — Йочи (Jochi), рожденного от Бортэ. Но Чагатай — второй по старшинству сын пожилого хана настаивал на том, что именно ему должно перейти право на трон в обход сына-ублюдка, рожденного от меркидянина. Предсмертное собрание превратилось в недостойную драку.

Вопреки просьбам отца, братья не согласились мириться. В итоге, Чингиз решил найти компромисс и передал управление империей третьему сыну — алкоголику Угэдэю. Это положило начало 4 годам распрей и раздоров, которые в итоге развалили империю.

Зачистка

Казни

Чингисхан очень тщательно позаботился о том, чтобы после его смерти Угэдэй взошел на трон без сопротивления со стороны какой-либо оппозиции. Настоящие проблемы начались, когда Угэдэй напился до смерти в 1241 году. Политические распри возросли до такой степени, что практически полностью истребили всех потомков двух из четырех сыновей Чингиза.

Первое время власть была сосредоточена в руках жены Угэдэя, Торджин, которая правила империей 5 лет. Она тщательно спланировала все так, чтобы ее брачный сын Гуюк был избран новым ханом. Это удалось во многом благодаря хитрым интригам, в числе которых была казнь последнего выжившего брата Чингисхана, Темуге. Но Гуюк восстал против матери, когда та попыталась оставить реальную власть себе. Советники Торджин были казнены, а сама королева умерла при крайне загадочных обстоятельствах.

Зачистка

Спустя всего 2 года сам Гуюк внезапно скончался и империя вновь погрузилась в хаос, поскольку наследники Темучина Йочи и Толуи объединились, чтобы посадить на трон сына Толуи – Мунке. В оппозиции сосредоточились два других сына великого хана – Чагатай и Угэдэй, попытавшиеся убить молодого Мунке. В ответ он начал масштабную зачистку своих врагов.

Министры Угэдэя и Гуюка были убиты. Была собрана целая армия, которая прочесала всю Монголию, выискивая сторонников Угэдэя. Специальные военные суды были проведены по всей империи, а казни проводились особенно демонстративно для устрашения лояльных Угэдэю сил. Сторонникам Чагатая и Угэдэя понадобилось немало лет, чтобы восстановиться после такой зачистки.

Гражданская война

Войско

Во время короткого правления хана Гуюка в Монголии чуть не произошла первая гражданская война. Во время званого ужина в России хан оказался вовлечен в глупую ссору с сыном Йочи – Бату (Batu). В итоге Гуюк при всех выкрикнул, что Бату – всего лишь дряхлый старик.

С тех пор они стали злейшими врагами, а когда Гуюк взошел на трон, Бату отказался платить дань Монгольской империи. В ответ новоявленный хан собрал армию и отправился в поход к землям Бату в России. К счастью, Гуюк погиб в пути, а война так и не состоялась.

Убийство

Монголам повезло намного меньше после смерти хана Мунке, когда его братья Кублаи и Арик Бок (Kublai Khan, Ariq Boke) поспешили расколоть империю на части во время масштабной гражданской войны, желая определить, кто займет место Мунке. Благодаря этому хаосу, кланы Угэдэя и Чагатая вернули себе былую власть.

Вскоре династии Йочи и Хулагу (Hulagu) — другого брата Мунке, вторглись в монгольские земли на Западе, и их царства впоследствии были прозваны Золотой ордой и Ильханатом. Монгольская империя с тех пор больше никогда не была единой силой.

Религиозный фанатизм

Чингисхан

Монгольская империя исторически считалась одной из самых толерантных в религиозных вопросах, но на самом деле правящая династия верила, что ее священная миссия оправдывает все кошмарные убийства во время их завоевательных походов. В 1218 году Чингисхан поднялся за кафедру в мечети завоеванного города Бухара (Bukhara) и заявил покоренным гражданам примерно следующее: «Вы совершили великие грехи. Если бы вы не совершили эти грехи, Бог бы не послал на вас свою кару в моем лице».

Много лет спустя внук Чингиза Гуюк сказал что-то подобное в своем письме IV Папе Римскому: «Благодаря власти вечных Небес нам были даны все земли от восхода до заката. Если вы не повинуетесь приказам Небес и воспротивитесь нашей воле, мы будем знать, что вы наши враги».

Миниатюры
Миниатюры из «Тарих-и-джехангуша» Джувейни / ru.wikipedia.org

Другой внук, хан Мунке, написал французскому королю Луи: «Есть только один Бог на бесконечных Небесах, а на Земле есть только один господин — Чингисхан. Силой безграничного Бога от восхода Солнца до его заката весь мир погрузится в состояние радости и мира, и будет провозглашено, что мы пребудем вовек».

Хан Хулагу выразил схожие мысли в другом письме: «Бог… разговаривал с нашим дедом Чингисханом через шамана Теб Тенгри и сказал ему, что поставил его над всеми народами, чтобы низвергать, возводить и взращивать. Те, кто не верят, позже познают кару».

План истребить китайский народ

Монголы
На совести Чингисхана смерть более 40 миллионов человек

Монголам всегда было комфортно на открытых просторах равнин, где было вдоволь еды для их лошадей. За месяцы или годы до начала их знаменитых военных экспедиций, они высылали небольшие отряды сжигать фермы, сады и деревни врагов. Это вынуждало местных жителей рассеиваться по полям ко времени, когда основная военная мощь монголов прибывала на место сражения, и земли доставались им почти без какого-либо сопротивления со стороны разрозненных племен.

Разгневанный сложностью завоевания такого развитого народа, как китайцы, Угэдэй решил предпринять попытку их экспансии по той же схеме. Первоначальным планом было уничтожение крестьянства на севере Китая и превращение территории династии Цзинь в огромное пастбище.

Войско Чингисхана

План геноцида, по большей части, не состоялся благодаря серьезнейшим усилиям советника Угэдэя, китайца Йелу Шукаи (Yelu Chucai). Он убедил хана в том, что введение системы налогообложения будет более выгодным в долгосрочной перспективе, так как это обеспечит стабильную прибыль для монгольской казны и для спонсирования дальнейших военных походов. К счастью, Угэдэй послушал своего министра и так и не подписал указ об этнической зачистке северного Китая.

Источник: bugaga.ru

Другие статьи по теме:

Количество просмотров статьи: 1513
Рейтинг: 2
Если статья понравилась - поделитесь ссылкой на неё в социальных сетях:

Добавить комментарий

Войти с помощью: