Баня в приданое

Сандуновские бани

Когда речь заходит о банях, столь любимых русским народом, сразу вспоминаются всемирно известные Сандуновские бани Москвы. Сегодня мало кто знаком с истинной историей их возникновения. А она по своему накалу не уступает настоящим Шекспировским страстям.

Заканчивался романтический XVIII век, на театральной сцене Санкт-Петербурга выступала несравненная Елизавета Федорова. Год за годом фортуна поднимала ее все выше и выше, грозя сделать главной театральной примой северной столицы. Мешала одна небольшая деталь – уж больно обычная для звезды такой величины фамилия.

Чтобы преодолеть эту последнюю преграду к славе и богатству, юная актриса, учитывая модное увлечение наукой, взяла себе звучащую фамилию Уранова, в честь только что открытой планеты солнечной системы.

Елизавета Уранова
Елизавета Уранова

После смены фамилии преград перед молодой талантливой незамужней певицей больше не было. Ее триумф поразил весь Санкт-Петербург, на премьеры Урановой приезжала сама императрица, а в мужья ей прочили вице-канцлера Александра Андреевича Безбородко, беззаветно влюбленного в молодую актрису. Молва давно уже обвенчала крупного чиновника и Елизавету Уранову, но зря.

Как ни странно это звучит в наш расчетливый век, актриса категорически отвергла ухаживания вице-канцлера, преподносившего ей дорогие подарки, заявив, что ее сердце навсегда принадлежит талантливому актеру Силе Николаевичу Сандунову.

Санкт-Петербург ахнул, такого исхода дела не мог предположить никто. И ладно бы Сила Николаевич отличался мужской красотой или играл главные роли. Нет, напротив, имея своеобразную внешность он играл исключительно плутов, слуг, авантюристов и прохиндеев всех мастей. Досужие завистники даже поговаривали, что и сам Сандунов мало отличался от своих персонажей.

Безбородко
А.А. Безбородко

Безусловно, Александр Андреевич Безбородко был в ужасе от выбора своей невесты. Он не раз указывал ей на грехи избранника, но Елизавета оставалась непреклонна. Шло время, Сандунов и Уранова начали готовиться к свадьбе.

Брошенный жених решил прибегнуть к последнему средству. Он приказал директорам Придворного театра Соймонову и Храповицкому наставить Урнову на путь истинный, а Сандунова уволить из театра.

То, что произошло дальше, больше напоминает театральный водевиль или пьесу Шекспира. Разозленная на вице-канцлера и его помощников Уранова, не найдя выхода из сложившегося положения, на очередной театральной премьере, во время которой в первом ряду сидела сама Екатерина II, в разгар спектакля бросилась к ней в ноги с просьбой о заступничестве.

Сандунов
С. Н. Сандунов

Императрица проявила самое активное участие в дальнейшей судьбе молодых влюбленных. На другой же день оба директора театра были уволены, Сандунова восстановили в должности, а через неделю молодые уже венчались в придворной церкви в присутствии самой императрицы, согласившейся выступить в роли посаженой матери невесты.

В подарок к свадьбе Урнова получила богатое преданное и целую коллекцию драгоценностей от Екатерины II. Шкатулку с бриллиантами подарил ей и бывший кавалер – Александр Андреевич.

На этом романтическая история со счастливым концом должна была бы и закончиться, но какое отношение к ней имеет знаменитая на весь мир московская баня? Оказывается, самое прямое. Спустя какое-то время история с императрицей забылась, и новый директор театра, помня судьбу своих предшественников, всеми силами постарался выжить из Северной столицы строптивых артистов. Это ему удалось.

Петровский театр в Москве
Петровский театр в Москве, 1780

Оставшись без ролей и бенефисов, супруги сами подали в отставку и переехали в Москву. Оказавшись в Первопрестольной, они вскоре пришли на сцену Петровского театра Майкла Меддокса, в котором Сила Николаевич начинал театральную карьеру. Там же, в 1800-х годах Сила Сандунов занимал место режиссера.

Театр Меддокса был великолепен, но все это великолепие, включая внешнее и внутренне убранство и исполнительский уровень, требовало больших материальных вложений, с которым владелец все меньше справлялся.

Именно тогда Сила Сандунов стал искать возможности дополнительного заработка. Нужно было найти такой промысел, чтобы кормил постоянно. Сандунов решил построить возле Неглинки небывалые по своей роскоши бани.

Единственная загвоздка заключалась в том, что у Силы Николаевича не было денег на реализацию своих грандиозных планов, и выручить его могла продажа драгоценностей жены. Как ни странно, Уранова согласилась продать бриллианты, подаренные ей Безбородко.

Сандуновские бани

Правда, решение это было для нее далеко не простым, и семейная жизнь дала трещину. Очевидно, свою роль сыграл и скандал, разразившийся после того, как московское общество узнало о происхождении бриллиантов, и мысли молодой женщины о том, как могла бы сложиться ее жизнь, выбери она в качестве мужа не авантюриста, а аристократичного богатого чиновника.

Увы, денег, полученных от продажи драгоценностей, не хватило на возведение задуманных бань. Когда же муж потребовал вложить в дело и те украшения, которые преподнесла им на свадьбу Екатерина II, Елизавета резко отказала мужу, заявив, что все подарки были сделаны ей и соответственно распоряжаться ими будет она одна.

После череды громких скандалов некогда пылкие влюбленные расстались. Уранова, оставив все деньги мужу, уехала в Санкт-Петербург и вернулась на сцену, а Сандунов продолжил постройку своих бань.

Сандуновские бани

Несмотря на чреду препятствий, в 1808 году Сила Николаевич все же построил банный комплекс, и он вышел великолепным. Стены украшали огромные зеркала, повсюду стояли мягкие кожаные диваны. Такой роскоши страна еще не видела.

На Неглинную в бани к Сандунову потянулись купцы, аристократы, дворяне и творческая интеллигенция. К сожалению, Сандунов, как это часто бывает с делом, созданию которого посвящаешь всю жизнь, не смог долго наслаждаться своим триумфом. Он умер спустя двенадцать лет после открытия бань.

Говорят, на его могилу, на Лазаревское кладбище Москвы приезжала Уранова, столько лет и сил отдавшая Силе Николаевичу. Она по праву должна была разделить его успех, ведь фактически именно на ее деньги были построены бани, со временем получившие мировую славу. Но ей они были не нужны.

Сандуновские бани

Впрочем, смерть создателя никак не повлияла на жизнь дворца банных услуг, который выкупила известная московская купчиха Авдотья Ломакина, также не пожалевшая денег на развитие Сандуновских бань. Это при ней залы для переодевания превратились в подобие аристократического клуба Европы, в буфетах стали подавать пирожные и шампанское.

В свое время здесь бывал Александр Пушкин, Антон Чехов, Лев Толстой, Сергей Рахманинов, Федор Шаляпин и многие другие известные люди. Впрочем, не только высший свет Москвы регулярно парился в знаменитых Сандунах, их посещали все сословия города. Правда, для каждого из них в банях имелись отдельные апартаменты.

Впоследствии бани неоднократно перестраивались и к 1896 году заняли половину квартала неподалеку от Неглинной улицы. Кроме непосредственно бань в комплексе располагался открытый бассейн, магазин и гостиница.

Сандуновские бани

Обслуживали их современная насосная и электрическая станции, прачечная и котельная. Вода поступала в бани по собственному водопроводу из Москвы-реки, при этом на пути к посетителям бань она очищалась целым рядом специальных фильтров, а для питья использовалась вода из артезианской скважины, пробуренной неподалеку.

Техническому оснащению не уступала и шикарная обстановка самих бань. Мрамор был привезен из Италии и Норвегии, пол покрывала плитка, доставленная из лучших магазинов Швейцарии, Англии и Германии.

Меблированы бани были предметами из мореной сосны. Стены и потолок украшала позолоченная лепнина и настенная живопись. Поразительно, но знаменитые Сандуновские бани до сегодняшнего дня не утратили своего великолепия и ждут новых посетителей по своему прежнему адресу на Неглинной.

Использованы материалы статьи Дмитрия Соколова с сайта oracle-today.ru

Другие статьи по теме:

Views All Time
Views All Time
2070
Views Today
Views Today
6
1
Если статья понравилась - поделитесь ссылкой на неё в социальных сетях

Добавить комментарий

Войти с помощью: